Авторизация

Траблмейкеры: Сектор – это стиль жизни, возможность выражения протеста

1 039 views
Опубликовано: 2.03.2017 в 17:29

Администраторы сообщества и активные участники околофутбольной жизни Украины рассказали о своем паблике и истории противостояний хулиганов разных клубов.

111

Паблик Troublemakers & Ultras Action (Troublemakers Ukraine) — это площадка, где люди могут поделиться мнениями, обсудить последние события в фанатской cреде, — говорят администраторы. Сейчас читатель хочет видеть горячие события, информацию о важних «встречах». Наши читатели — это преимущественно люди, которые не один год активно поддерживают свои футбольные команды дома и на выезде. Потому и все администраторы сообщества также являются действующими представителями своих движений, а не случайными людьми с улицы. Все понимают, о чем говорят и для кого пишут. В отличии от некоторых других ресурсов, где в администрации могут состоять непонятные люди, преследующие совершенно непонятные цели. Это касается, как украинских, так и российских пабликов. Здесь все проверяется очень просто. Если человек «не в теме», то это сразу-же видят и понимают тысячи наших подписчиков и обратная связь следует незамедлительно. Кроме того, мы активно используем опцию с предложенной новостью, где каждый из наших читателей может предложить актуальную на его взгляд новость, так сказать, для ознакомления и обсуждения. Очень часто это помогает оперативно освещать какие-то события с минимальной задержкой по времени (как это было во время всем известных киевских событий, в конце минувшего года и т.д.). Время от времени, мы публикуем интервью с представителями разных фанатских группировок или объединений, где они дают ответы на актуальные и насущные вопросы. Надеемся, что это помогает нашим читателям несколько расширить свой кругозор.

Раньше наша группа существовала в сети Вконтакт исключительно в закрытом виде, это было до событий на Майдане. С 2007-2008 года один человек тянул этот груз на себе, это существовало, функционировало благодаря ему и еще нескольким ребятам, которые принимали посильное участие в администрировании. Скажем так: был закрытый клуб по интересам. Лишние глаза, уши никому не нужны были. Всех все устраивало.

Но со временем, когда в стране произошли изменения, футбольные фанаты сделали большой вклад в то, какой страна сейчас является. Тогда появилась идея сделать группу открытой, чтобы привлечь новых людей и раскрыться для общества. Это с одной стороны. А с другой — футбол стал терять популярность. Чтобы этот процесс не умирал, мы решили сделать открытую площадку, для популяризации самой игры, атмосферы и поддержки как на стадионе, так и за его пределами. Чтобы молодежь видела, что это не какие-то страшные люди, которых непонятно как найти. Все стало более открыто, можно пообщаться с этими людьми, можно задать интересующие вопросы напрямую представителям из своих движей. И если вопрос поставлен правильно, то найдутся нужные люди, которые постараются на него ответить в меру своей компетенции. На сегодняшний день помимо группы вконтакте, существует аккаунт в Инстаграм, отдельный сайт. Где читатель может почерпнуть то что ему интересно.

— В СМИ фанатов всегда показывают с одной стороны. Вас это раздражает? 
— Общение с журналистами — большая проблема для представителей отечественных фанатских групп. Ни один информационный посыл, который ребята из различных украинских движей пытались передать ранее через СМИ, не получился. Всегда было очень плохо, не могу вспомнить ничего нормального, все получалось перекручено либо подано не совсем так как говорил первоисточник. Фанатов всегда показывали эдакими не особо интеллектуально развитыми люмпенами, отбросами общества с разного рода отклонениями. Когда хотели показать фанатов, то снимали любого человека с шарфом, который бьет головой или ногой в витрину. Получалось очень смешно, для обывателя, которому скармливали очередную страшилку. Хотя среди фанатов, достаточное количество серьезных и вполне состоявшихся людей, с образованием, владельцы бизнесов, профессиональные спортсмены, и, конечно же, военные. Если хотят сделать программу про ультрас, как это уже не единожды пытались сделать телеканалы, то все ровно получался шлак. Одни и те же вырезки с каких-то старых матчей, найденные на You Tube, найденные там же драки снятые еще на первобытные телефоны или калькуляторы, и так далее. Зажженный на футболе файер – приравнивается к террористическому акту на вокзале или еще чему-то такому максимально страшному (но мы то знаем, что «файер – это волшебство и выплеск эмоций»).

В общем, то, это может показаться очень странным, но если так хорошенько подумать, то получается вот этот околофутбольный мир – едва ли не единственная общность, где в наше время мужское слово чего-то стоит и есть понятия о чести. Конечно, это не может быть в 100% случаев, т.к. даже по теории вероятности может быть что угодно. Но в большей степени это так. Люди, имеющие авторитет на своих секторах должны отвечать за свои слова и поступки, т.к. в противном случае они бы не были теми, кем есть на сегодняшний день. Есть такое понятие, как дружба, взаимовыручка, солидарность (даже между непримиримыми врагами). Особенно в последнее время, когда многое подкреплено общими взглядами на главную для всех нас проблему (и она не имеет к футболу совершенно никакого отношения, как вы наверное поняли). Если внимательно взглянуть на другие сферы жизни, то можно ужаснуться от того, насколько все вокруг прогнило, насколько обесценились слова, такое, некогда великое понятие, как дружба, да и просто взгляды на теперешние ценности оставляют желать намного лучшего. Люди, которые после революционных событий в нашей стране, начали заниматься общественной и политической деятельностью, с удивлением для себя обнаружили, что среди украинских “шишек”, о понятиях чести очень многие никогда и не слышали (не все конечно). Данное слово ничего не весит, нужно всегда оглядываться и даже спать лучше с открытыми глазами. Так, что, как бы удивительно это не было, нынешний украинский околофутбол – это как раз таки о человечности и обычных, нормальных взглядах на жизнь. Правды и чести на секторе больше чем в зале Верховной Рады.

Среди фанатов есть представители очень разных слоев населения. Да, есть и неадекватные люди. Но где их нет? Единственное — у нас сейчас нет пьяных и накуренных, потому что за это можно просто по лицу получить. Если говорить о каких-то временных отрезках формирования украинской околофутбольной и фанатской сцены, то можно сказать, что было несколько векторов развития. Первый — гулять и отдыхать. Сам по себе, твой приезд в другой город у местного населения вызывал антагонизм. Этот мейнстрим подталкивал — все веселились, выпивали, старались себя показать в чужом городе, и по возможности встретится с местной фанатской группировкой для хорошей драки (если конечно этот город не был дружественным для приезжих). Потом к нам пришла мода из России, где-то в 2007-2008 году вектор поменялся — все резко ударились в спорт. И уже к 2010-му году, именно спорт стал основным увлечением всех украинских фанатских группировок. С того времени и до начала Революции Достоинства, это было основное направление в развитии больших и малых групп. А потом пришла война, активные фанаты всех клубов заключили перемирие и стали уделять околофутболу намного меньше времени. Собственно, в этом периоде мы прибываем и на данный момент.

— Как вообще появляется желание стать фанатом?
— Все люди разные, у всех по-разному. Кто-то приходит на футбол с дедушкой, папой, братом, продолжает ходить на футбол и видит ребят, которые красиво поддерживают команду: баннеры вывешивают, скандируют речевски. И человек начинает к ним тянуться. Тут, на наш взгляд, играет какой-то очень тонкий фактор. Кто-то может всю жизнь ходить на матчи своей команды и просто наблюдать за фанатами со стороны, а кого-то возникает желание погрузится в этот мир безудержного веселья и адреналина с головой. Причины у каждого свои.

Одних людей интересуют поездки. Он не хочет всю жизнь сидеть в своем городе, а ему интересно поездить по разным городам. И поддержка своей любимой команды – это отличный способ еще и посмотреть, если не мир, то свою страну уж точно. Вообще, если говорить о выездах — это отдельная большая тема, которая наверняка не влезет в рамки данного интервью. Потому, пока что ограничимся лишь тем, что посоветуем всем молодым ребятам, которые сидят в своих городах и ленятся поехать посмотреть другой город, обязательно побороть свою лень и отправится хотя-бы в несколько путешествий за год. Это даст хотя-бы какое-то понимание о стране, в которой вы живете. О том, что она не ограничивается вашим родным районом или знаком, обозначающим границу вашей области. Путешествовать полезно для ума и для здоровья, кроме того – это попросту интересно. Романтика выездов, общения с единомышленниками, познания своей страны и народа — накладывают отпечаток в развитии и становлении гражданина.

Есть люди, которым нравятся исключительно драки, а в футболе они и не разбираются и он их не всегда интересует. Они воспринимают это больше как бойцовский клуб. Это не только в Украине, это — по всей Европе такая мода. Они приходят, не знают ни одного игрока команды, на стадионе бывают раз в год, но иногда могут поехать и проявить свои эмоции, проверить свое мастерство и спортивную подготовку. Да. Такое явление есть и говорить, что это не так – значит врать самому себе. Но, как и везде, среди них есть также много разных ребят. Кому-то мало ринга и зала, и он хочет ощутить адреналин массовой драки. Есть те, кому просто скучно и нечем больше заняться и те, кто довольно успешен в жизни, а подобные мероприятия рассматривает, как определенную закалку и школу жизни, всплеск адреналина. Отметим, что сейчас среди ультрас есть достаточно большое количество спортсменов, выступающих на серьезном уровне. Чемпионами областей по тем или иным единоборствам уже никого не удивишь. Часто встречаются чемпионы страны и те, кто выступает за Украину на различных континентальных и мировых чемпионатах.

Есть и такие хулиганы, которые предпочитают драки в городе, в день матчей. Но в последние годы такого в Украине фактически нет, т.к. перемирие подразумевает собой мораторий на подобные стычки между хулиганами украинских клубов (не распространяется на иностранцев). Ультрас, если нужно необходимо, тоже могут подраться. Но на их плечах лежит еще и ответственность за подготовку визуальной поддержки команды на стадионе. Приходится успевать все.

— То есть для многих фанатов поход на стадион – это возможность подраться? 
— Чтобы подраться и проверить себя, стадион не нужен. Поход на стадион — это в первую очередь поддержка своей команды, а все остальное — за пределами виража. Отдельно арендуются спортзалы — и проводят тренировки для того, чтобы сплотить коллектив, проверить друг друга в полуэкстремальной обстановке, отработать тактики и стратегии. Дальше есть два варианта. Первый — «окололес», новомодное (но, уже давно прижившееся и единственное из актуальных на сегодняшний день в Украине) движение, команды проверяют, кто из них сильнее. Там все относительно по правилам, есть смотрящие, все на чистых руках. Стенка на стенку, равным количеством на равное количество, в примерно одинаковой возрастной группе, проверили, кто лучше, обнялись, пожали друг другу руки — и разошлись.

Второй – город. Старый, добрый олдскульный — когда ты приезжаешь в другой город, и перед тобой стоит экстремальная задача. Стратегия полностью меняется: есть наблюдатели, нужно найти оппонентов, собраться, сделать так, чтобы полиция тебя не поймала. Соответственно у принимающей стороны своя стратегия: нужно собраться и используя свое преимущество в знаниях родного города и мобильности перемещения, выловить и побить гостей. Все просто, как угол дома. Но нюансов тут – на целую книгу наберется. Обычно экшн длится от двадцати секунд до нескольких минут. Быстренько перемахнулись, разбежались — и все. Но, как мы уже говорили ранее, в теперешнее время город отечественные хулиганы не практикуют между собой. В стране перемирие и устраивать крупные драки друг с другом в бетонных джунглях, никто пока не собирается. И дабы не пугать обывателей, скажем, что рыбак рыбака видит издалека, так и футбольные болельщики видят друг друга и обычные граждане им не интересны. Ну разве что СМИ страшают злыми хулиганами не особо разобравшись в теме.

Понятно, что фанатская драка — это составляющая активного фанатизма. Некоторые люди едут именно на футбол, но они будут драться за свою команду, но в первую очередь их интересует футбол. Все очень индивидуально.

— Что вы пытаетесь донести через свою группу?
— Мы популяризируем группу, чтобы люди не думали, что мы только деремся. Драки — это приложение к футболу. Понятное дело, что мы уделяем этому внимание, потому что многим людям это интересно. Для отечественного читателя, мы заполняем соответствующую нишу. Иногда показываем информацию, так сказать из первых рук, пишем аналитические статьи и даем возможность официально высказаться представителям отечественных движений. Через наши ресурсы им достаточно просто донести информацию до самых дальних уголков страны. Есть какой-то процент людей, которые пришли в футбол из-за драк, но нельзя вешать ярлыки на всех, у каждого своя история. Нашему народу проще всего ставить клеймо на то или иной явление и ни в чем не разбираться. Проще видеть «зраду», чем включать мозги и нанлизировать. Также мы освещаем происходящие на фан-сценах других стран. Чтобы наши подписчики видели также фанатов других стран и узнавали что-то новое.

Кроме того, иногда у представителей различных украинских движей могут возникать какие-то критические ситуации. Это жизнь и никуда не денешься. Люди получают ранения в АТО, попадают в аварии. Бывают разные ситуации. Тогда у нас размещают посты с просьбой о помощи. Но тут важно понимать, что мы не компания по сбору благотворительных взносов для всех слоев населения. Важно быстро и четко донести до наших админов, что это за человек, из какой он группировки и что там за проблема. Эта грань очень тонка. Например, мы устраивали аукцион для сбора средств одному парню, который получил ранение. Все знали, что он является активным фанатом одной из украинских команд и ему нужно помочь. Люди выставляли на торги свои вещи, а другие торговались за них и пересылали деньги на карту родственникам парня. Параллельно с этим нас стали просить провести сбор средств разные люди, у которых кто-то болеет из родных или еще что-то. Это очень тяжело объяснить человеку, который не понимает сути происходящего, но мы не можем помочь всем людям решить их жизненные проблемы, как бы ни хотели.

— Когда «околофутбол» появился в Украине?
— В Украине он активно развивался последние пятнадцать лет. В 90-е годы был застой. С 1998-го года «Динамо» начало творить чудеса — Лобановский, Шевченко, Ребров, победа над «Барселоной». Футбол вновь стал популярным, люди стали ходить на стадион, благосостояние в стране повысилось. Соответственно количество активных фанатов начало увеличиваться сперва в столице и пропорционально в других украинских городах.

В 2000-м году было становление движения ультрас, развитие околофутбола. Новая кровь кто-то кого-то подтягивает, кого-то родители на стадион привели, кто-то по телевизору увидел, кто-то что-то услышал — так и втягивались. Мода началась, позже стало считаться крутым, что ты имеешь отношение к околофутболу, на сектор ходишь. С одной стороны, эта самая мода дала не слабый импульс к развитию такого явления в масштабах страны. Но с другой стороны, иногда это принимает довольно забавную форму (особенно сейчас), когда многие молодые ребята стараются выдавать желаемое за действительное. Надеемся, что это быстро пройдет.

— Какой сейчас процент выездов заканчивается драками в Украине?
— Очень небольшой. Сейчас перемирие и в городе драться нельзя. Но иногда, при желании, поклонники обеих команд проводят договорную встречу в лесу или где-то на пустыре на окраине города. Чистый спорт.

— Получается, все дружат, не конфликтуют?
— Сейчас табу на драки. У нас все одно общее дело, иные проблемы в стране. Драки все договорные, они проходят в лесополосе, на каком-нибудь футбольном поле, или поляне, количество их в разы меньше чем до перемирия. То есть тебя никто не заставляет дружить с теми людьми, с которыми ты не хочешь, если они тебе не приятны по ряду причин. Но открыто выказывать агрессию в чью либо сторону, пытаться как-то унизить, сейчас не рекомендуется. Не то время нынче.

— Допустим, в этом сезоне сколько драк было?
— Может быть, 50-60. Но раньше за одни выходные могло пройти около 6-8 хороших драк. Упал уровень, потому что многие ребята в АТО, многие остыли к этому занятию. Нет футбола — нет фанатов. Люди перестают ходить на футбол — естественно, и фанатов становится меньше. Смешно видеть высказывания некоторых журналистов о том, что фанаты бесчинствуют на трибунах, и поэтому люди боятся идти со своими детьми на стадион. Раньше это вызывало улыбку, а сейчас — хохот. Украинский футбол уже практически никому не нужен. У «Динамо» был антирекорд посещаемости. В таких больших клубах, как «Металлист», «Днепр», вообще страшные дела творятся. «Металлиста» — теперь в статусе любительского клуба, «Днепр» загибается. На стадион во Львове, где играли команды-переселенцы пришло 25 человек. Людям просто не нужен футбол. Не то, что ходить на стадион, футбол скоро смотреть никто не будет. На матчах «Динамо» единственные люди на стадионе будут на секторе с фанатами. Половина людей, находящихся на матчах — те, кто сидят на фан-секторе. Остальные сидят на другом конце стадионе. Потому все вот эти разборы в телевизионных передачах, мол кто что скандировал, кто как себя показал – это такая глупость. Ну вы возьмите и поверните камеру на минутку от сектора, и покажите, что кроме фанатов зачастую на стадионе почти никого больше нет. Если еще и сектора опустеют окончательно, все это вообще потеряет всякий смысл.

— При этом на секторах на разных стадионах Украины появляются люди с запрещенной символикой, из-за которой потом страдают наши клубы и сборная. Не все также воспринимают пиротехнические шоу, которые проходят во время матчей…
— Все люди разные, по-разному на это смотрят. Я согласен с тем, что рядовые граждане не готовы к таким взглядам. Но когда появилась необходимость, то люди в футболках с непонятными обывателю символами либо запрещенными какими-то грантоедскими организациями встали на защиту страны. Учитывая это, среднестатистическому человеку вообще должно быть все равно, какая там футболка. И вопросы по поводу символов и футболок, и зарядов на стадионах нивелировались и исчезли.

— Но наказывают ведь клубы и сборную Украины.
— В этом плане такая ситуация не только в Украине. Есть буклеты, в которых написано, какая символика запрещена. От этого страдают многие клубы, фанаты не посещают домашние матчи, группировки отдалились от футбола. Я считаю, что это крайность. Проблема во взглядах, а не в человеке, которых надел футболку или повесил какой-то флаг.

В Украине есть большая проблема — с болельщиками никто не работает. Поэтому, может, кому-то не объяснили, что этого нельзя делать. Есть кричалка «Спасибо жителям Донбасса…». Ее не фанаты придумали, как минимум за год до ее проявления в медийной плоскости она была замечена в комментариях на одном из украинских порталов. Обычно как происходит? Сектор — это вольница, где все равны. Кто-то крикнул, люди услышали, понравилось — и повторили. Резонанс идет как круги по воде. Сначала 10 вокруг повторили, потом уже тридцать человек, потом сто. Поэтому кто-то крикнул еще раз — и повторили уже несколько сотен.. Это не говорит о том, что все придерживаются жестких субкультурных движений. С точки зрения психологии это некий протест.

С точки зрения общественного резонанса либо нагнетания ситуации СМИ показывают всегда негатив. Этот продукт прост, понятен и его проще продать потребителю. Все новости построены на том, что больше негатива, чем позитива. Никто не рассказывает о том, что фанаты какого-то клуба съездили в детский дом и поздравили детей с Рождеством, или съездили в приют для животных, или собрали деньги в АТО — это постоянно происходит. Устроили сбор средств или аукцион, или поехали в АТО. Никто не расскажет хороших вещей, людям не интересно такое смотреть. Людям интересен негатив. Расчленненка и горы трупов в инете набирают мгновенно популярность, а новость о посещении детского дома интересна единицам.

Если у кого-то есть замечения к активным болельщикам, ультрас, есть простой выход. Придите, сделайте замечание, скажите: «Ребята, вы неправы, так нельзя». В Европе подходят и говорят: «У нас так не принято». А еще лучше, попробуйте сами организовать и сделать хотя-бы четверть того, что делают фанаты в некоторых городах на общественных началах.

— Как вы себе это представляете на секторе? Подходит человек и говорит: «Ребята, давайте без этого». Что он услышит в ответ?
— Сектор — это место для протеста, для выплеска эмоций. На секторе тысяча человек, а поддерживают какие-то речевки, запрещенные либо неодобряемые в социуме человек 20-30. Но это же не говорит о том, что 1000 человек придерживаются тех же взглядов. Они, может быть, пришли просто футбол посмотреть. Люди есть разные. Рано или поздно мы придем к тому, что государство, клубы, федерации начнут работать с болельщиками, кооперироваться, сотрудничать, рассказывать, что им можно делать. Да и помогать друг другу. Невозможно жить делая вид, что друг друга не существует. В Европе болельщика могут лишить права посещать стадион на год-два. Если болельщик будет вести себя неправильно, его накажут, государство применит к нему какие-то санкции, лишит экономически-социальных благ, внесет в список неблагонадежных. Рано или поздно все равно мы к этому придем, мы в цивилизованном мире живем.

Приведем вам банальный пример. Есть кельтский крест, — это ведь часть истории Европы. Как вы можете ее запретить? Черно-красный флаг для Украины — часть истории. Берем картину «Запорожці пишуть листа турецькому султану», там флаг черно-красный и жовто-блакитний. И это неправильно, что грантоеды, сидящие на подсосе у УЕФА и прочих агрессоров, из кожи вон лезут и пытаются найти в УКРАИНСКОМ футболе и околофутболе что-то запрещенное. Даже если оно таковым не является. Как какой-то человек, который получает деньги от иностранцев, может запретить часть украинской истории? Есть моменты зависящие от нац особенностей. Допустим, если в какой-то из европейских стран можно вывесить на секторе баннера с изображением Степана Бандеры, то в случае игры в Польше, местные футбольные власти и болельщики сделают все возможное, чтобы такого не произошло. Но это также часть нашей истории. Как можно представить украинские сектора без таких флагов и баннеров? Поэтому нужен диалог для того, чтобы государство тоже общалось с организаторами и говорило: «Ребята, не перегибайте». Понятно, что им, чем хуже — тем лучше.

— Есть ли контакт у болельщиков с федерацией, клубами?
— Ну конечно же контакт есть. В разной степени от клуба к клубу он отличается. Нельзя ходить на футбол регулярно и не общаться с клубом. Та же система абонементов, — это ведь диалог с клубом. Антисистемно, но выбора нет. Стол переговоров, когда обе стороны — клуб и болельщики пытаются договориться и сотрудничать. Есть матчи, на которых не используется пиротехника — это результат договоренностей. Например,  в социальных сетях, в  сообществе клуба пишется: матч без пиротехники, просто поддерживаем команду. Если такого не пишут, то там уже на свое усмотрение. Есть моменты, когда пиротехническое шоу к чему-то приурочено: годовщина какая-то, команда показала какие-то успехи, важное событие. Есть люди, которые общаются с представителями клубов, и они говорят быть аккуратными. Но это при условии, что у клуба и фанатов есть понимание. Потому что бывает, когда фанаты недовольны успехами своего клуба, понимания нет, команда играет плохо, либо фанатов не слышат — тогда тщетны старания представителей. Тогда фанаты сделают на свое усмотрение, варианты могут быть разные. Но можно договориться, на каждом секторе есть заряжающий и он рупор. Он публично оговаривает правила, что можно, а что нельзя. В такой со стороны кажущейся анархии и броуновском движении есть свои правила, понятия и иерархия. Каждый знает свое место.

— Есть стереотип, что фанаты и расизм взаимосвязаны. Можете опровергнуть?
— Мы уверены, что спросите вы у любого из болельщиков любой страны и он скажет, что он ХОЧЕТ что бы в составе клубов его государства играли только местные. Это врожденное желание видеть понятных людей с соседней улицы или района или города в клубе, сборной, которую поддерживаешь.  Это если касаться футбола. Мы как патриоты исключительно за то, чтобы у нас развивался детско-юношеский футбол для того, чтобы мы своих игроков продавали в другие клубы и они становились звездами мирового футбола, принося еще больше славы Украине, а не наоборот — покупали непонятных спортсменов, для которых «Динамо» и «Шахтер» являются просто трамплином в Европу. У них нет души, они не за титулы играют, не за герб, а исключительно за деньги. И они хотят в Европу, пускай в какую-то 18-ю Бундеслигу или в испанскую Сегунду.

Конечно, если темнокожий придет на сектор — его туда не пустят. Понятное дело, что бить его никто не станет, но на сектор не пустят. Тем не менее, на стадион ему никто не запрещает прийти. Естественно, есть люди, для которых любой иностранец воспринимается как некий негатив и раздражитель.  Такое есть во всех странах.

Что касается иностранцев в команде, есть желание видеть земляков. В Украине, как и, наверное, в любой стране, есть талантливая молодежь, но ее почему-то не развивают, не берут. Нужно, чтобы развивался наш футбол, чтобы в украинских командах были украинцы и мы были центром селекции, продавали своих игроков в разные клубы с мировым именем. Это естественный процесс, поэтому мы как граждане Украины имеем право проявить такое желание. Думаю, если бы играли украинцы, хуже бы не было. Потому что и зарплаты были бы меньше. И так играют плоховато, только «Шахтер» нормально. Но там все правильно сделано. Там, конечно, много легионеров, но там селекция. В «Динамо» играют просто. Сам чемпионат не очень хорошего уровня, как мы уже говорили. Все больше молодых игроков появляется, потому что нет денег на содержание легионеров. То есть мы хотим и хорошо играть, и чтобы украинцы играли. Сейчас есть такая возможность, во всех плохих моментах в жизни нужно искать что-то хорошее возможность для развития.

— Есть ли в Украине, на ваш взгляд, культура фанатизма?
— Нет. Двух мнений быть не может. Ее совершенно нет в нашей стране, на сегодняшний день. У нас последнее время обвалился средний возраст. Приходят на «сектор» пятнадцатилетние ребята, считают себя пупами земли, видавшими все. Это проблема — что у нас приходят люди определенного возраста, и после 20-25-ти лет они уходят в большинстве случаев, потому что им становится неинтересно. В Европе люди приходят в 20 лет — и до старости на секторе. Там фанат — это на всю жизнь, состояние души, а все что вокруг — целая индустрия. А у нас пришел в 15, и в 18 уже завязал. Какой футбол — такие фанаты. В Польше, в Хорватии, например, когда люди устраиваются на работу после окончания университета,  семья, работа, дети — ни у кого не возникает мысль из-за этого перестать ходить на футбол, поддерживать команду. Есть, конечно, какой-то процент. Но у нас это действительно проблема, на этом нужно акцентировать внимание, мы часто об этом говорим. Работа и футбол — вещи не взаимосвязанные. Почему это должно мешать? При малейших других занятостях повзрослевшие ребята перестают ходить на футбол — это вызывает улыбку. Поэтому, когда смотришь на секторы польских, хорватских фанатов, видишь там вполне состоявшихся мужчин, разных возрастов есть люди. А у нас очень молодые парни. Это, конечно же, приветствуется — что молодые люди приходят, так и должно быть. Но вопрос: если молодые люди приходят, то где они потом? Постоянно люди приходят, и большинство — молодые. Куда пропадают старые? Человек лет тридцати теряет интерес к тому, чтобы ходить на сектор, потому что вокруг него там стоят школьники, студенты.

Сейчас есть тенденции к тому, что возраст отечественных ультрас начнет увеличиваться. Люди стали пытаться выезжать на матчи в Европу, отправляться на матч в другую страну большой группой ребят. Когда человек видит вокруг себя людей более взрослых, тех, кто может себе позволить сесть в автобус, самолет, поезд и отправится, например, в Италию, то ему и самому интересно становится. Хочется развиваться, больше путешествовать и так далее. Но пока, это по-прежнему лишь тенденция к изменениям.

Источник: football.sport.ua

Поделиться в соц. сетях

0

Оставить комментарий